Липа вековая

Липа вековая

Аля с детства любила эту липу. Старое огромное дерево росло на самом краю участка. Совсем маленькой девочкой она все обиды и огорчения доверяла мудрому дереву. Посидит рядом, обняв шершавый и теплый ствол дерева – и вроде легче становится.

Вот и сейчас пришла она к липе. Села, прижавшись к корявому стволу, пригорюнилась. Мысли в голове прыгали, перескакивали с одного на другое. Что делать, какое решение принять?

- Подскажи, подружка, - попросила Аля шепотом, стесняясь своего вопроса. Кто бы посмотрел на нее сейчас. Взрослая тридцати семилетняя баба, мать взрослого сына-студента и дочки-старшеклассницы с деревом разговаривает! Докатилась.

Липа тихо шелестела свежими лаковыми листочками. Готовилась к цветению. Да, и пора уж, середина июня. Дальний конец участка буйно зеленел молодой порослью и выглядел сейчас даже симпатично, но хозяйскому глазу Али были заметны и неухоженность и заброшенность этой части сада. Рук ее на все не хватало. Да и не пригодились бы тут ее женские руки. Мужские нужны – сильные и умелые. Заборчик завалившийся поднять, Ветки у яблонь спилить. Да, а с мужскими руками – проблема.

- Господи, о чем я думаю, руки еще какие-то! Надо же что-то решать с этими руками, тьфу, с мужем бывшим, с жизнью своей, - Алевтина даже головой затрясла с досады, пытаясь избавиться от навязчивого видения. А перед мысленным взором ее так и всплывала одна и та же картинка. Видела она руки мужа: загорелые, крепкие с широкими «крестьянскими» ладонями. И печальная мелодия народной песни звучала не умолкая:

Этот звон унылый

Давно прошлых дней

Пробудил, что было

В памяти моей.

- Да уж, пробудил, так пробудил, - Аля улыбнулась сквозь подступившие к глазам слезы. Дело в том, что последние три года Алевтина была женой брошенной. Муж ушел как-то совершенно неожиданно, как говорится в одночасье. Сообщил, что у него любовь неземная случилась, и все. Аля и опомниться не успела, как он чемоданчик собрал, и был таков.

Если бы не дети, Аля не справилась с потрясением. Сын с дочкой просто как с тяжелобольной с ней возились месяц. И готовили, и лекарствами поили. А потом, что ж. Жить надо, детей кормить, к экзаменам готовиться. Так и выправилось все. Бывший муж, надо сказать, деньги присылал исправно. Сначала с сыном передавал, а в этом году повадился сам приходить. Вроде бы все про детей, а сам смотрит, глаз не сводит с нее, с Алевтины. Видать, приелась «неземная» любовь. На черный хлеб потянуло.

Так Алевтина себя накручивала, чтобы обиду не забыть. Действительно, за пятнадцать лет совместной жизни она не больно много слов ласковых да нежных слышала. А тут, как в кино иностранном. Уж и красивая ты, и добрая. И легко рядом с тобой. И все минуты помню, что вместе прожили. И давай в ресторан сходим, и в театр, и просто погулять пошли.

Ну, не выдержала Аля такого напора, сходила с ним, с бывшим своим мужем в театр.

- Вот вам и театр Ленинского комсомола. Теперь что, комсомольскую свадьбу справлять? Ее бывший муж, бросивший Алю ради новой любви, вчера предложил ей снова выйти за него замуж. А сегодня утром в поликлинике милая молоденькая докторша радостно сияя глазами, спросила:

- Ну, что, мамочка, рожать будем? Поздравляю, беременность 4-5 недель. Очень хорошо, что сразу пришли. Чем раньше наблюдаться начнете, тем лучше для малыша будет.

- Какой, скажите на милость, малыш? Меня на днях старший сын с девушкой своей познакомил. У меня, может, внуки скоро будут, - думала Алевтина, по дороге домой. А дома сразу к липе побежала. Советоваться и думать, как дальше жить.

Алевтине было немного страшно. Страшно вступать в ту же реку. А вдруг все повторится. Бегающий взгляд и бормотание про «неземную» любовь. А потом пустота и нежелание жить. Хотя, конечно, за эти три года Аля изменилась. Теперь она чувствовала себя самостоятельной, уверенной женщиной. А муж, что ж, она, наверное, не переставала его любить, измену простила. Чего только не бывает с людьми. Ее любовь теперь стала более взрослой и мудрой.

Аля закрыла глаза, вдыхая тонкий аромат распускающегося липового цвета. Цветет мудрое дерево. Значит, жизнь продолжается.

Сильные руки обхватили Алины плечи. Муж обнял ее, даже приподнял немного, закружил вокруг дерева.

- Так и знал, что ты на своем любимом месте. Смотри-ка, зацвела липа-то. Пахнет как! Как ты.

- Набрать надо будет цвету. Я потом подушечку сошью для малыша. Для хорошего сна полезно.

- Малыш, подушечка?

- Ну, чего непонятного-то? В декабре станешь отцом в третий раз. Такой вот новогодний сюрприз.

Муж застыл в оторопи, потом неожиданно нахмурился и решительно потащил Алевтину к дому.

- Все, хватит тянуть, собирай документы и едем.

- Куда?

- Куда – куда, жениться опять надо срочно. Мой сын должен быть с моей фамилией.

- Да почему сын, может, дочь будет.

- А мне без разницы. Хоть сын, хоть дочь, лишь бы … с тобой чтобы… вместе.

Липа широко раскинула ветви, усыпанные мелкими душистыми цветами. Уже и пчелы загудели вокруг дерева. Казалось, что липа благодушно ворчит вслед убегающей паре:

- То-то же. А то страшно им любить!


Возврат к списку


Материалы по теме: